50 оттенков серой этики

Мой доклад будет про философию и ее математическое соотношение на примере разбора сексуальности. Стоит начать с того, что сексуальность — это не что-то травматичное и таковым не должно быть. Мой тезис в том, что изнасилования это не про унижение. Основной контингент проблемы в целом это бытовые изнасилования, когда кто-то из партнеров не хочет и соглашается потерпеть если надо, это в первую очередь проблема потребностей и диалога, а не соотношения сил. Например, когда акт был по согласию, но один из партнеров не особо хотел, но решил, что может взять ответственность за то, чтобы потерпеть, не имея возможности предвидеть последствия, тогда же после действия человек может столкнуться с проблемами с одной стороны и моральными муками по поводу того изнасилование это или нет, с другой стороны. В культуре считается что изнасилование — это плохо и унизительно и должно влечь за собой некоторые правовые или даже юридические меры вплоть до гражданского суда, терминология сексуальности неустойчива и крайне расплывчата, где критерий насилия, определить довольно сложно и об этом идут дискуссии в современном обществе. В общении тоже есть такой момент. Подобными вопросами задаются теоретики БДСМ практик. Интересно, что в БДСМ отношениях есть такое понятие как майндфак, когда партнеры договариваются увидеться в рамках некой игры, на условиях, что это будет игра в изнасилование и опасность для жизни одного из партнеров с игровой угрозой, что может произойти что-то страшное, плоть до жестокого убийства. Такие практики предполагают доведение подчиняющегося партнера до состояния, когда происходящее может восприниматься или являться слишком реалистичным, что иногда может быть и правда травматично для людей, но люди соглашались на такой опыт предварительно добровольно, то есть они добровольно соглашаются на игру, которая предполагает в себе, что игра может быть обманом. Дерек Парфит писал, что мы не можем обманывать людей с их согласия, так как для того, чтобы люди могли дать согласие на наше отношение к ним, они должны знать, что мы делаем. И если бы люди знали, что мы пытаемся их обмануть, то мы были бы не в состоянии их обмануть. Данная же ситуация предполагает именно достижение состояния, из которого возможно было бы совершить обман. Такой момент можно было бы отнести к некой серой этике в моральном плане, что можно отобразить в гильбертовом пространстве, где условно оператором сдвига будет степень реалистичности происходящего.

Теоретики БДСМ утверждают, что концепт БДСМ отношений в том, что игры в насилие помогают интегрировать насилие для психики делая его безопасным и контролируемым, так как человек может в любой момент остановить происходящее, если ему что-то не понравится и отыграть какой-то свой сценарий из жизни, как будто бы это было по его согласию, вернув таким образов мысленный контроль над своей жизнью.

Так же есть проблема с тем, что даже то, на что соглашается человек, может быть выполнено нет так, как человек соглашается, качество и доказательство добросовестности может с одной стороны рассматриваться как особые запросы и потребности в качестве, с другой как особые нереалистичные требования и вопросы улучшения качества опять же можно свести к оттенкам операторов на спектрах.  

Если сместить ползунок на спектре “безопасная игра – жестокий обман” в отношениях, не только бдсм или в принципе сексуальных, к нулю, то в этой позиции обмана не существует, точнее это редкое исключение и все есть то, чем кажется. В данном случае безопасность будет являться нормальным явлением и безопасные отношения можно будет оботразить в виде нормального распределения для такой ситуации.

Тогда все моменты обмана будут очень редким исключением и будет закономерно ожидать, что подавляющее большинство взаимодействий и каких-либо отношений с людьми будет безопасным, либо обман будет пониматься как не злое намерение обмануть, а как оттенки добросовестного качества, а не качества “добросевестность – обман”, тогда хорошее и низкое качество будут с разных сторон на графике нормального распределения, а среднее качество будет составлять основную массу.

Ситуации, когда существует несколько одинаково не/достоверных вариантов того, является ли ситуация не/однозначной относительно того, имеем ли мы дело с обманом или только с качеством добросовестности, является само по себе неоднозначной ситуацией, то есть неоднозначной ситуацией второго порядка.

Можно задаться вопросом, можно вернуться от ситуации определения добросовестности к определению качества, которое само по себе было бы добросовестно, если мы начинаем общение с «нормального» кредита доверия.

Скорее всего, достижение ситуаций добросовестности более низких порядков — это не вопрос веры. Само по себе это что-то большее, чем вера и истина. То, что мы ищем – это явление нулевого порядка, когда нам не требуются спектры веры/знания добросовестности. И если БДСМ отношения — это спектры и полутона, то любовь это нечто более, чем просто соотношение ползунков некоторых операторов на спектрах.

В таком случае любовь будет являться явлением нулевого порядка, когда у нас не будет потребности в любых спектрах любых порядков.