Дерево без корней

Конечно, разделение труда – это когда в мире существуют только две профессии. Я не понимаю, почему они не понимают, как еще это объяснить. Какая взаимозаменяемость в мире, нет двух одинаковых вещей. Нет ничего смешного в том, что они пытаются оправдать меня, разделяя пол на женский и мужской, но я пытаюсь доказать то что оправдывает. Последнее, чего они не понимают, это откуда я знаю, где и как объяснить это здесь. Я знаю, почему это так сложно, что это за игра. Это просто шутка, которую они пытаются доказать, уменьшая, насколько трудно контролировать то, что вы говорите. Ну, я не думаю, что вся эта концепция основана на бинарном принципе, который есть. Женский пол мужской и от них дальше делится и они говорят, что вот наступит военное время другие вещи мы просто срубим дерево до нуля и каждый раз будет так. Если ты это понимаешь.

Право на незнание

Кажется навык выкладывать пояснительные листы реально все упрощает. Это облегчает понимание но может делать разговоры более пустыми. Может проблема в том как мы ненавидим что-то объяснять и считаем что не должны этого делать. Это может быть оскорбительно. Восприниматься так. Наверное стоит дать им возможность заполнить их точный статус а не просто небинарный, к тому же есть альтернативы небинарам на ряду с более распространёнными гендерами. Проблема еще в том что если мыслить бинарными деревьями – либо одно, либо другое, то все равно получится двоично. Можно определять как группу мужчин и женщин, а потом уже например отделять цисгендерных от трансгендерных уже следующим шагом. Зачем убирать небинаров когда это довольно большая группа, возможно даже больше чем бинарных трансгендеров. Если строить понимание бинарными деревьями, то как определять небинарных людей. Определение может звучать запутано потому что так это и есть на деле. Можно определять сначала мужскую и женскую идентичность, потом уже одних отделять цисгендерных и трансгендерных, а от трансгендерных можно определять бинарных и небинарных. Небинарные люди могут не котироваться как трансгендеры или цисгендеры. Это предел нормальности в порядке убывания, кто-то считает, что транс-шизофрения в принципе не достигает недвоичного значения. На самом деле, мы все сумасшедшие. Я знаю, что это не обычные люди в пределах нормы. Я понял, что должен идти дальше, я не такой необычный, как я думал. Это просто план двоичного дерева, который отделяет одно от другого в анализаторе. И все же есть человек, который в основном находится за пределами этой системы. Если недвойственный человек считает себя трансгендером – это соответствует бинарной системе. Вот и все о недвоичном цисгендере – как мы обнаружили, это называется обратным. Реверсивным. Вы хотите, богатые должны есть. Даже если они богаты, мне все равно. Я должен страдать. Нет, это не справедливость. Почему я должен умирать если я хуже по каким-то параметрам. Убивать бедных преступно. Общество не оценивает достижения. Например, я не согласен с ними. Это уже определяется обществом. Априори. И теперь они пытаются это изменить. Жить лучше. Я делаю все. Ну, левые хотят создать спрос. Ну, конечно, лучше умереть. В системе, которая вас не волнует. Там должно быть такое же базовое качество жизни. Должно быть естественным правом. Вы не можете получить что-нибудь от этого. Никто, кроме левых, не занимается этими вопросами в принципе. Большая часть мира живет за чертой бедности. Умные и красивые люди не попадают в такие ситуации. Вы думаете, что бедность это нормально. Чем беднее, тем беднее. И у меня есть желание испортить мою кровь. Там не должно быть бедности. Какой смысл оправдывать бесполезную ситуацию? Успех определяется невежеством.

Иммортализм

Смерть не делает жизнь осмысленной. Время с одинаковым успехом может быть ограничено одним днем ​​или неделей, а не всей жизнью и не мешать интересной жизни. И ты можешь прожить всю свою жизнь как мудак и умереть. Неинтересно. Бессмертие не лишает нас мотивации жить лучше. Многие вещи раньше считались естественными. И сейчас они лечатся. Таким образом, вы можете жить со смертностью так же. Это не детерминировано смертностью. Страх смерти – это страх жизни. Жизнь не сводится к смерти. И мы не должны руководствоваться этим. Мы не должны принимать решения, основанные на том, что мы когда-то умрем. Когда смерть приходит, это не то, что определяет меня. Мне все равно на сроки. Все равно. Суть в том, что проблемы бесконечны, и всегда есть лучшее место для жизни. Все будет решено в свое время. Некоторые проблемы могут быть исправлены, а другие уничтожены. Человек может есть лучшую еду и работать еще меньше, чтобы достичь еще больших результатов. Кстати, много спать не всегда хорошо. Но вы можете спать более и более эффективно. Потенциально. Качество жизни не измеряется в удовольствиях. Гедонисты презренны. То, что божественно, хорошо, но есть много богов. Нет предела проблемам; если одна проблема решена, вы можете решить другие.

Экстремальное уважение

Я говорил о себе около 3 лет в среднем роде. Но потом мне не терпелось обратиться к людям на неисключительном языке, и мы жили в аду и должны были переучиваться. Феминисток легче рассматривать как отдельный пол, и их отсутствие дискриминации относительно цисгендерных женщин – это трагедия. Ну, никто не любит цисгендерных женщин. Еще больше никто не любит цисгендерных мужчин. Даже инцелы лучше. Или это не универсально. Волны денайла. Говорить о себе настолько отвратительно, насколько это возможно. Это петли отвращения. Я их не пускаю, но они существуют. Где шутки – это шутки, а тема серьезная… И даже если все началось как шутка, все было серьезно с самого начала, просто начать разговор на эту тему было обычно проще в игровом тоне. Вот почему вы расстроили меня тем, что у вас есть. Да, это мем. Но в этом есть правда. Отрицать чувства других – это, кстати, плохой вкус. Ну, вы только что прошли мимо, и я расстроился как дурак. Скорее это не прошло. Если вы думаете, что внешнее и внутреннее не связаны между собой, вы либертарианец. Я говорю, что вы расстроили меня, и вы не моя проблема. Какого черта это имеет значение для меня? Я говорю, что меня не интересуют причинно-следственные связи. Что, черт возьми, вы делаете в психоанализе. Это не работает. И это не может ничего исправить. Как будто я не знаю, откуда это. Вы обсуждаете, должен ли я умереть или нет. Все всегда сводится к этому. Мне все равно, что есть, а что нет. Не вижу смысла говорить, что меня не интересуют личные темы. И вы распространяете свой собственный дерьмовый аргумент. Мне плевать на дискуссии. Мне это не интересно. Я заявляю о своей позиции и хочу знать позицию других, зачем вообще еще общаться. Вы говорите о политике, как будто это погода. Возмутительно аполитичная позиция – полемизировать. Говорить и ничего не делать. Вы пытаетесь убедить меня окончить это. Потому что то, о чем вы говорите, ничего для вас не значит. Так что вы не понимаете, как все это связано. Меня не волнует интерпретация. Вы даже не представляете, сколько вещей вас волнует. Это не значит, что эти вещи никак не влияют на тех, кому нет до них дела. Это уже их проблема. Я заинтересован в своих проблемах. В отличие от вас. Как будто абсолютно наплевать на то, что я чувствую или не чувствую и необходимо начинать говорить о чем угодно, кроме этого. Все очень просто. Есть важные вещи и есть неважные вещи в контексте. Я рассказал вам, как я себя чувствую, в виде простого текста. Мне все равно, что вы думаете о том, что я должен чувствовать. О том, что по вашему мнению, я должен чувствовать. Я думал, вы не поймете, что я специально сказал это как мем. Изначально это был мем, и я рассчитывал на мемный ответ. Но вы начали этот анализ. Вы не беспокоили себя, вы начали рассказывать мне, как себя чувствовать, не говоря уже о том, что сначала вы не понимали, что речь не об этом. Вы начали это. Я ненавижу, когда мемы воспринимаются всерьез и когда серьезные вещи похожи на мемы, а вы не знаете, что хуже. В этом случае виноват непонимающий от невежества и тот, кто знает меньше. Хорошо, недоразумение. Но я думаю, что это тоже от невежества. Например, существует разница между недопониманием и срабатыванием триггера. Дело в том, что я чего-то не понимаю, и это не моя вина. Вы напугали меня. Именно в этот момент. И, кстати, не раз. «Это не моя чертова проблема». Насилие реально. Вы хотите, чтобы я боялся всего? И в чем разница? Я начал бояться, когда узнал об этом. Статистика. Я говорю не о статистике страха, а о статистике реального насилия. Страх это насилие. Потому что я живу с этим и сталкиваюсь с этим почти каждый день. Если бы я жил в месте, где к трансам нормально относятся. Я определенно не в этом месте. Это обсуждалось изначально. Удачи отличить одного от другого и жить в такой необходимости 24/7. Согласно статистике, это любые места. Ты знаешь где мы живем? В аду. Даже если я скажу иначе, факты не изменятся.

Естественное метаправо

Бог звучит лучше, чем метафизика. Потому что религия шире философии. Теперь я делаю все, чтобы сказать, так что я буду варить, чтобы испортить все. Почему я не придумал это раньше? Черт, я пытаюсь объяснить чето как идиот. Я проявляю веру в тех, кто верит. Я не помню, когда я решил просто слушать и делать это, вероятно, очень давно. Я не понимаю, как у людей могут быть планы, которые не сводят их с ума. Ты не можешь так думать, мать твою. Потому что именно это происходит, когда вы не видите будущего или видите его слишком долго. Договорное право не для богов. Они хотят доказать то, что существует, но вы не можете говорить об этом, если этого не существует. Богоубийцы не умеют извиняться. У них нет времени возвращаться. Ну и глупо.

Деконструкция ненависти – фобии

Трансгендерность называют болезнью, которую нужно лечить, но настоящей болезнью следует считать трансфобию, и именно ее следует лечить. Помимо того, что трансгендерность лечится только переходом, потому что это нормальное состояние, ненормальна среда. Мы говорим здесь о фобии как нежелании признавать права человека. Увидимся в аду. Ад – это не то, что все думают. Ад – это спасение. Не входите в свет, свет – это ад. Это может показаться нелогичным из-за общего определения ада и использования слова ад как синонима плохого и рая для хорошего. Мы копаем прямо в ад. Свет плохой. Что-то может быть плохим и хорошим, пока нет определений. Свет – это смерть. И темнота жизни. Ада и рая там нет. Ад кажется плохим из-за той же самой поверхностной фобии. Мы должны идти в ад из рая, а не возвращаться в рай. Чем темнее и глубже страхи, тем более вероятно, что они будут широко распространены. С другой стороны, можно подумать, что это защитная реакция, направленная на адаптацию к окружающей среде, которая убивает нас. Что в принципе можно нормально жить в раю. Но очевидно, что это не так. Мы должны идти, мы всегда идем. Глаза бегают, голоса кричат, песни играют, жизнь продолжается.